Техника

Техника

наука

История флота

оглавление

Крейсера

Когда по морям и океанам плавали только парусники, не существовало такого класса боевых кораблей, как крейсера. Это понятие в то время означало не класс, а оперативную задачу судна — назначение в крейсерство, т. е. плавание в назначенном месте.

Требования такой службы были различными и представляли собой наблюдение за неприятелем и его действиями, проведение небольших операций; отвлекающих внимание и силы противника от выполнения основной боевой задачи, охрана флота от внезапных встреч с противником, исполнение почтовых поручений и, самое главное, уничтожение неприятельских торговых судов.

Для этих целей нужны были корабли, которые, по словам русского мастера-корабела М. Окунева, должны быть «сильны, увертливы и легки, как птицы». И они появились.

Успешно могли действовать на морских коммуникациях, а также в разведывательной службе и эскадренных сражениях созданные в XVII в. фрегаты — трехмачтовые суда, уступавшие в XIX в. только линейным кораблям. Они имели водоизмещение 1 200—1 500 т, несли на одной закрытой и верхней палубах до 60 пушек. Следом за ними стояли корветы водоизмещением 620—630 т и 20—30 орудиями на верхней палубе. Их использовали для разведки и посыльной службы, а иногда и для крейсерской. И последние в этом ряду — шлюпы — самые небольшие из трехмачтовых кораблей водоизмещением 350—400 т и 16—28 пушками на борту. Они служили для разведывательных и посыльных заданий, являлись транспортными и экспедиционными.

Именно данные три вида судов обычно определяли в крейсерство, но это еще не означало, что только они могли быть крейсерами. По сути своей любой парусник — это судно рассматриваемого типа, потому что при наличии парусного вооружения он имеет хорошую мореходность и практически не ограниченную дальность плавания. Но у них был и недостаток — слабая маневренность, а именно она и необходима кораблю в морском сражении. Для того чтобы добиться хорошей маневренности, кораблестроители использовали паровую машину, которая внесла принципиальные изменения в проектирование судна.

Русские корабелы опередили своих зарубежных коллег в деле применения паровых машин: в России впервые создали невооруженный колесный буксир для нужд военного флота, а также построен вооруженный колесный пароход. Еще одним крупным успехом отечественного кораблестроения следует считать постройку первого в мире большого военного парохода «Геркулес», опередившего французского «Гомера» на 8, а английского «Сидона» на 13 лет. Но уже к 1840 г. русские стали отставать в освоении железных корпусов и гребных винтов. До Крымской войны в состав русского флота входили железные корабли, но все они строились за рубежом, а первые винтовые фрегаты (пока деревянные) были заложены в 1851—1852 гг. Вообще за время войны на российских верфях начали строительство 14 винтовых корветов и 6 клиперов.

После знаменитого Синопского сражения артиллерийская мощь корабля стала измеряться не столько числом пушек, стрелявших сплошными ядрами, сколько калибром бомбических орудий, от которого зависели величина разрывного заряда бомбы и ее разрушительная сила. В связи с этим американские кораблестроители придумали паровой фрегат нового типа. Они решили устанавливать на них бомбические орудия самого крупного калибра, которые могли бы одолеть в бою даже многопалубные линейные корабли. В 1855 г. в США заложили пять фрегатов типа «Мерримак». Они имели водоизмещение 4 700—5 500 т и несли на поворотных платформах 279-миллиметровые бомбические пушки. Все остальные линейные корабли того времени вооружили лишь 203—220-миллиметровыми орудиями.

Впоследствии такие фрегаты стали строить и другие морские державы, в том числе и Россия. В 1858—1861 гг. русский флот пополнился следующими кораблями: «Генерал-адмирал» и «Светлана», которые были созданы за границей; «Ослябя», «Пересвет»,«Дмитрий Донской» и «Александр Невский», построенными на русских верфях. Однако служили они недолго. Произошедшая в Америке война высветила необходимость в судах, которые могли бы защищать морские коммуникации. Они не предназначались для боя с линейными кораблями: при среднем вооружении суда должны были обладать высокой скоростью хода, чтобы настигнуть легко вооруженного, но ловкого противника.

В Америке быстро разработали проект и в 1863 г. заложили шесть фрегатов типа «Вампаноаг». Авторами проекта были главный механик флота США Б. Ишервуд и конструктор Р. Пауэл. Ишервуд предложил построить их из железа, но эту идею не поддержали, потому что железоделательная промышленность еще имела очень слабое развитие.

Водоизмещение судов варьировалось от 3 200 до 4 400 т. Внутренние помещения корабля были практически полностью заняты котлами и машинами общим весом 1 300 т. Естественно, что вооружение получилось слабым: всего 17 орудий разного калибра. Зато скорость, показанная ими, была по тем временам очень приличной (16 узлов). Корабли могли не только настигнуть и захватить торговое судно неприятеля, но и вести бой с равным по силе противником, совершать дальние походы и развивать хорошую скорость.

Появление таких кораблей не могло не привлечь пристальное внимание Англии, которая всегда ревниво следила за успехами флотов других стран. Да американцы и не делали секрета из того, что эти суда будут использоваться против английской морской торговли. Англичане никогда не гнались за мелкими усовершенствованиями, а привыкли иметь качественное превосходство. Поэтому, чтобы успешно противостоять новым кораблям, были разработаны еще более крупные железные фрегаты типа «Инконстант», вслед которому пришли «Шах» и «Рэлей».

Считалось, что эти наступательные крейсера будут соперничать с броненосными кораблями противника. Якобы из-за высокой скорости они смогут выбирать такую дистанцию в бою, с которой у них появится возможность пробить любую вражескую броню. Но в 1877 г. произошло сражение «Шаха» со старым чилийским монитором «Гуаскар». Анализируя исход боя, англичане пришли к выводу, что неброненосные фрегаты не могут составить конкуренцию крейсерам, построенным в России с начала 1870-х гг.

Именно в это время морское ведомство решило создать на Дальнем Востоке четыре крейсерских отряда для защиты интересов России. Каждый отряд должен был состоять из одного корвета и двух клиперов. В начале 1869 г. контр-адмиралу А. Попову поручили спроектировать корабли, предназначенные для этих целей.

Вполне справедливо полагая, что русские корабли должны во всем превосходить английские, Попов предложил заменить четыре корвета на четыре броненосных фрегата. Два из них — «Князь Пожарский» и «Минин» — уже строились. Одновременно с ними заложили два броненосных фрегата — «Генерал-адмирал» и «Герцог Эдинбургский».

Но проектировались и разрабатывались не только фрегаты, но и винтовые небронированные клипера для плавания в океане. Первые четыре из них — «Крейсер», «Джигит», «Разбойник» и «Стрелок» — были изготовлены из железа с деревянной обшивкой подводной части. Остальные клипера — «Наездник», «Пластун», «Вестник» и «Опричник» — по предложению все того же Попова строились композитными, т. е. с железным основанием и деревянной обшивкой.

Поскольку все внимание российского морского ведомства сосредоточилось на броненосных клиперах и фрегатах, то разработка винтовых корветов не велась совсем. В этой области пальма первенства принадлежала англичанам, которые раньше всех начали строить корабли этого класса из железа, а потом из стали. Применять этот перспективный материал они стали после того, как были подвергнуты критике железные фрегаты типа «Инконстант».

Адмиралтейская комиссия решила, что целесообразнее строить два типа корветов: один — преимущественно парусный — для службы на океанских коммуникациях, а другой — паровой — для произведения разведки и выполнения действий, предусматривающих внезапность и быстроту удара. Корветы должны были иметь хорошую скорость под парами (18 узлов) и большой запас топлива при небольшой площади парусов. Для того чтобы этого добиться, пришлось использовать сталь, два винта и мощные паровые машины.

Первый корвет этого типа «Ирис» был спущен на воду в 1877 г. и показал прекрасные результаты. По его подобию построили еще четыре корабля. На трех из них применили названную впоследствии английской систему бронепалубной защиты: пороховые погреба и машина были закрыты горизонтальной броней, расположенной выше ватерлинии. Эту же систему использовали русские корабелы на первых своих бронепалубных корветах «Рында» и «Витязь». Именно эти корабли послужили основой для дальнейшей эволюции крейсеров.

После постройки в 1886-1889 гг. семи броненосных крейсеров типа «Орландо» англичане как будто совсем потеряли интерес к такому типу кораблей. И, хотя Франция и Россия продолжали заниматься усиленной разработкой и совершенствованием крейсеров броненосных, Англия сосредоточила внимание и силы на крейсерах бронепалубных. По номенклатуре адмиралтейства они подразделялись на три ранга в зависимости от водоизмещения и вооружения. Крейсера I ранга имели водоизмещение свыше 6 000 т, несли на борту 234-миллиметровые орудия главного калибра, II ранга — водоизмещение от 3 000 до 6 000 т и 152-миллиметровые пушки, III ранга — водоизмещение 1 500—3 000 т, 102—119-миллиметровые орудия.

В 1871 г. известный английский изобретатель В. Армстронг отправил письмо в адмиралтейскую комиссию с предложением о создании быстроходных железных кораблей, разделенных на множество водонепроницаемых отсеков, с котлами и машинами, установленными ниже ватерлинии и только сверху прикрытыми броней, которые составят класс быстроходных мореходных крейсеров. Лорды адмиралтейства не приняли его идеи, и они пролежали «под сукном» около 10 лет. И только в начале 1880-х гг. в связи с повышением экономичности паровых машин стало возможным появление безрангоутных крейсеров. Ими заинтересовались те морские державы, которые имели ограниченное морское пространство.

В 1860—1880 гг. итальянцы первыми заказали крейсер, по достоинству оценив замыслы В. Армстронга. В 1883 г. в Эльзвике был спущен на воду «Джиованни Бузан». Он представлял собой бронепалубный крейсер, ставший прототипом для пяти примерно таких же кораблей. Все они изготавливались уже на итальянских верфях.

Спустя некоторое время там же, в Эльзвике, по заказу чилийского правительства построили «Эсмеральду». Автором проекта являлся Дж. Рендел, создавший корабль, который поразил всех. На «Эсмеральде» почти полностью отсутствовал рангоут, она имела длинный узкий корпус и развивала скорость, рекордную по тем временам, — 18,8 узла. Ее водоизмещение составляло 2 800 т, на борту установили 2 254-миллиметровых и 6 152-миллиметровых орудия. Корпус корабля был разделен на множество водонепроницаемых отсеков, броневая палуба со скосами защищала подводную часть по всей длине, закрывая не только котлы и машины, но и румпельное отделение, и отсеки с боезапасом. Над броневой палубой смонтировали коффердам (непроницаемый для газов узкий сухой отсек), наполненный пробкой. Между броневой и жилой палубами проходила система из мелких отсеков, заполнявшихся над машиной и котлами углем. Это давало дополнительную защиту от вражеских снарядов.

Основоположницей всех так называемых «эльзвикских крейсеров» стала именно «Эсмеральда». Каждая второстепенная морская держава считала нужным заказать такой крейсер В. Армстронгу. Видя его успехи, другие британские фирмы также занялись постройкой кораблей. И уже в конце 1880-х гг. на многих английских верфях рядом со старомодным корветом или фрегатом для собственного флота нередко строился современный «эльзвик-ский крейсер» для какой-нибудь латиноамериканской республики или азиатской империи.

Наиболее интересными из крейсеров всех рангов следует считать суда данного типа I ранга, которые строились только для английского флота и только в течение 10 лет — с 1888 по 1898 г. Решив противопоставить русским и французским броненосным крейсерам крупные и быстроходные бронепалубные крейсера I ранга, главный строитель британского флота Уильям Уайт захотел создать корабли, которые превосходили бы скоростью, запасами угля, защитой и вооружением все суда, существовавшие ранее.

В качестве прототипа был выбран броненосный крейсер «Орландо». Уайт заменил броневой пояс броневой палубой и намного увеличил размерения и водоизмещение судна, разместив в его корпусе машины небывалой по тем временам мощности. Корабль мог развивать скорость 22 узла. Так в британском флоте появились «Блейк» и «Блейнхем».

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Блейк» Бронепалубный крейсер 1 ранга «Блейк»

Но они не оправдали возложенных на них надежд (суда так и не выдали ожидаемой скорости хода), сыграв однако важную роль в истории английского кораблестроения. Именно на них впервые установили бронированные казематы для средней артиллерии, которые позволили размещать 152-миллиметровые пушки не на верхней палубе рядом с орудиями главного калибра, а на главной палубе вдоль бортов.

Теперь можно было рассредоточить среднюю артиллерию, и если на «Орландо» одним снарядом уничтожали сразу три орудия, то на «Блейке» такое могло случиться только с одним из пяти бортовых. Это новшество Уайта потом приняли на вооружение во всех флотах мира.

Много позднее уже «Блейк» стал прототипом для большой серии высокобортных эскадренных броненосцев типа «Ройал Соверен» и для весьма удачных крейсеров 1 ранга. Уайт снизил проектную скорость с 22 до 20 узлов и благодаря этому смог разместить вооружение в меньшем водоизмещении. Таким образом на воду был спущен «Эдгар».

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Эдгар» Бронепалубный крейсер 1 ранга «Эдгар»

Крейсер «Эдгар» явился головным в серии, которая состояла из восьми одинаковых кораблей («Эдгар», «Эндимион», «Гибралтар», «Графтон», «Хоук», «Тезеус», «Ройал Артур», «Кресчент»).

Они несли на своем борту по 2 234-миллиметровых орудия (на баке и на юте) и по 10 152-миллиметровых пушек (4 на батарейной палубе в казематах и 6 на верхней палубе за щитами). Все эти корабли прослужили более чем по 25 лет и после Первой мировой войны пошли на слом, за исключением «Хоука». Его судьба оказалась самой несчастливой из всех крейсеров рассматриваемой серии. В 1911 г. он таранил английский лайнер «Олим-пик», а в годы войны был торпедирован в Северном море и затонул.

Успехи, достигнутые Россией в области крейсеростроения, оказали заметное влияние на английские кораблестроительные программы. Когда русские корабелы создали знаменитый крейсер-одиночку «Рюрик», в Англии началась паника.

Броненосный крейсер «Рюрик» Броненосный крейсер «Рюрик»
Его построили в Петербурге на Балтийском заводе в 1892 г. под руководством корабельного инженера Н. Долгорукова. У судна было водоизмещение, равное 11 930 т, мощность машины 13 588 л. с., скорость хода 18,84 узла. Длина между перпендикулярами 129,9 м, ширина 20,2 м, среднее углубление 8,25 м. Дальность плавания корабля составляла 7 800 миль. Броня располагалась на: борту — 203—254 мм, палубе — 51-76 мм, рубке — 152 мм. «Рюрик» был вооружен 4 203-миллиметровыми, 16 152-миллиметровыми, 6 120-миллиметровыми, 10 47-миллиметровыми, 12 37-миллиметровыми орудиями и 2 десантными пушками, а также 6 минными аппаратами. Все эти качества делали его опасным противником на океанских просторах. Ответным ходом Британии стали два самых нелепых во всей истории крейсеростроения корабля «Пауэрфул» и «Террибл».
Бронепалубный крейсер I ранга «Пауэрфул» Бронепалубный крейсер I ранга «Пауэрфул»

Желая во что бы то ни стало иметь судно со скоростью хода в 22 узла и значительной дальностью плавания, англичане создали корабли длиной более 150 м, по водоизмещению стоявшие рядом с эскадренными броненосцами. Несмотря на использование ряда технических новшеств — электропривод для орудий главного калибра и прогрессивные водотрубные котлы Белльвиля — «Пауэрфул» и «Террибл» оказались очень неудачными.

«Пауэрфул» имел водоизмещение 14 440 т, мощность машины 25 772 л. с., скорость 22,2 узла. У корабля были следующие раз-мерения: наибольшая длина 154 м, ширина 21,6 м, среднее углубление 9,4 м. Дальность его плавания равнялась 7 000 миль. Броня располагалась на палубе (76—152 мм). Вооружение состояло из 2 234-миллиметровых, 12 152-миллиметровых, 16 76-миллиметровых, 12 47-миллиметровых пушек и 4 533-миллиметровых торпедных аппаратов.

Броневая палуба со скосами, казематы средней артиллерии и барбеты орудий главного калибра столь плохо защищали в бою, что этих громоздких и маломаневренных монстров назвали плавучими мишенями.

Еще менее удачными были бронепалубные крейсера I ранга типа «Диадема» («Диадема», «Андромеда», «Европа», «Ниобе», «Аргонавт», «Ариадна», «Амфитрита» и «Спартиата»), которые имели скорость 20—21 узел и несли вместо 234-миллиметровых орудий 152-миллиметровые пушки. Хотя они и создавались как уменьшенные «пауэрфулы» (11 000 т вместо 14 440 т), все недостатки предшественников от снижения водоизмещения только усилились.

Когда в 1890-х гг. возникла идея, что броненосные крейсера должны не только действовать на вражеских коммуникациях, но и участвовать в эскадренных сражениях, англичане поняли, что бронепалубным крейсерам это не под силу. С 1898 г. их постройка прекратилась, и британцы в спешном порядке начали изготавливать броненосные крейсера как для охраны заморских владений, так и для усиления своего флота.

Вообще, за 15 лет в Англии был построен огромный флот из 103 бронепалубных крейсеров. Французы имели 24 бронепалубных крейсера, Германия — 23, Италия — 17, США — 16, Россия — 15, Япония — 12.

Военное противостояние и соперничество России с Японией сыграло важную роль в развитии русского крейсеростроения. С того времени, как были построены корветы «Рында» и «Витязь», а также после покупки во Франции «Адмирала Корнилова» российский флот не получал никакого пополнения в виде бронепалубных крейсеров.

К началу 1895 г. Морское ведомство России было встревожено тем, что на Балтике быстро увеличивается количество германских кораблей. Для того чтобы им противостоять, решили построить семь бронепалубных крейсеров: два малых для разведки и посыльной службы и пять средних для уничтожения торговых судов противника.

Трехтрубный корабль «Светлана», построенный во Франции, и примерно такой же «Алмаз» положили начало развитию малых бронепалубных крейсеров.

Крейсер II ранга «Алмаз» Крейсер II ранга «Алмаз»

Крейсер II ранга «Алмаз» строился в Петербурге на Балтийском заводе корабельным инженером А. Моисеевым. Заложен он был 25 сентября 1902 г., спущен на воду 2 июня 1903 г., вступил в строй в 1903 г. Водоизмещение равнялось 3 285 т, мощность машины — 7 500л. с., скорость хода — 19 узлов. Размерения были следующими: длина между перпендикулярами 99 м, ширина 13,3 м, среднее углубление 4,85 м. Максимальная дальность плавания — 3 400 миль. На вооружении он имел 3 120-миллиметровых, 6 75-миллиметровых, 6 47-миллиметровых пушек.

Во время Цусимского боя, 29 мая 1905 г., крейсер прорвался во Владивосток. С марта 1906 г. «Алмаз» — посыльное судно, а с 1908 г. — яхта. В 1911 г. его перевели на Черноморский флот, откуда в 1920 г. он был уведен Врангелем в Бизерту.

Впоследствии на Петербургской верфи заложили три одинаковых корабля — «Аврора», «Диана» и «Паллада». В связи с тем, что они не имели бортовой брони, для компенсации установили броневую палубу из экстрамягкой никелевой брони. Снаряд, попавший в палубу под небольшим углом, не пробивал ее, а рикошетом отлетал, оставляя лишь слегка заметную вмятину.

Не успели построенные корабли начать службу, как изменилась политика России. В результате перед флотом были поставлены новые задачи. Авантюризм царской России на Дальнем Востоке столкнулся с империалистическими замашками Японии. Это послужило причиной усиления Тихоокеанской эскадры. В новой программе кораблестроения особое внимание уделили бронепалубным крейсерам. Во время совершенствования «Светланы» и «Дианы» Морской Технический Комитет в 1898 г. дал задание на разработку проекта так называемых «посыльных судов» — крейсеров II ранга водоизмещением 3 000 т и крейсеров-разведчиков I ранга водоизмещением 6 000 т.

Морское министерство объявило конкурс на их строительство. Но в нем участвовали только зарубежные фирмы, потому что отечественные заводы не могли взять на себя постройку: они изготавливали корабли другого класса. Заказы на крейсера I ранга получили немецкие и американские фирмы: в США строился «Варяг», в Германии — «Аскольд» и «Богатырь».

Крейсер 1 ранга «Варяг» Крейсер 1 ранга «Варяг»

Крейсер «Варяг» заложили на верфи в 1898 г., на воду судно спустили в 1899 г., а зачислили в строй морских сил в 1901 г. Водоизмещение корабля составляло 6 500 т, мощность машины — 20 000 л. с., скорость хода — 23 узла. Корабль имел следующие размерения: длина между перпендикулярами 127,9 м, ширина 15,8 м, среднее углубление 6,9 м. Дальность плавания «Варяга» равнялась 5 000 миль. Он имел броню на палубе (38-76 мм) и боевой рубке (75 мм). Вооружение крейсера состояло из 12 152-миллиметровых, 12 75-миллиметровых, 8 47-миллиметровых, 2 37-миллиметровых и 2 десантных пушек, а также 2 пулеметов и 6 торпедных аппаратов.

Крейсера совсем не были похожи друг на друга не только потому, что строились в разных странах и разными мастерами, но и потому, что за время, пока они стояли на стапелях, несколько раз менялась концепция характера боевого применения крейсеров.

Происходила постепенная эволюция крейсеров I ранга. Ее можно проследить на примере трех кораблей. Дальность плавания уменьшилась с 5 000 миль у «Варяга» до 3 140 у «Аскольда» и до 2 760 у «Богатыря». Но при этом усилилось их вооружение и броневая защита и выросла скорость хода. Например, на «Варяге» у орудий не было броневых щитов, а на «Аскольде» и орудия, и обслуга уже прикрыты броней, на «Богатыре» 4 152-миллиметровые размещались в башнях, 4 — в казематах и 4 — за броневыми щитами.

Именно в «Богатыре» наступательные и оборонительные элементы столь удачно совместились, что он стал прототипом для очень крупной серии крейсеров. Кроме «Богатыря», построенного в Германии, в Петербурге заложили «Олега», а на Черном море — «Кагула» и «Очакова».

Бронепалубный крейсер «Очаков» Бронепалубный крейсер «Очаков»

Бронепалубный крейсер «Очаков» строился в Севастополе на Казенной верфи корабельным инженером Н. Янковским. Заложили его в 1901 г., спустили на воду в 1902 г., а вступил в строй он в 1907 г. Судно имело водоизмещение 6 645 т, мощность машины 19 500 л. с., скорость хода 28 узлов. Размерения корабля были следующими: наибольшая длина 134 м, ширина 16,6 м, среднее углубление 6,3 м. Дальность плавания «Очакова» 10-узловым ходом составляла 5 320 миль. Бронирование: палуба 35-79 мм, боевая рубка 140 мм, башни 127 мм, казематы 35-79 мм. Вооружение включало в себя 12 152-миллиметровых, 12 75-миллиметровых, 8 47-миллиметровых, 2 37-миллиметровых орудия, 2 десантные пушки, 2 пулемета и 6 торпедных аппаратов.

Большим недостатком российских кораблестроительных программ 1895 и 1898 гг. было отсутствие должного внимания к развитию броненосных крейсеров нового типа. Во многих зарубежных морских державах эти корабли за счет уменьшения автономности и дальности плавания имели более мощное бронирование, артиллерию и живучесть. Все это давало им возможность участвовать в эскадренных сражениях.

В России таким кораблем являлся «Баян».

Броненосный крейсер «Баян» Броненосный крейсер «Баян»

Строили его во Франции по заказу русского правительства. Наблюдал за постройкой корабельный инженер К. Боклевский. Заложен он был в 1899 г., спущен на воду 30 мая 1900 г., вступил в строй в 1902 г. Водоизмещение «Баяна» составляло 7 726 т, мощность машины — 16 500 л. с., скорость хода — 21 узел. Размерения судна являлись следующими: длина между перпендикулярами 135 м, ширина 17,5 м, среднее углубление 6,5 м. Крейсер имел броню на борту (60-203 мм), башне (152 мм), палубе (51 мм), боевой рубке (160 мм). На борту «Баяна» находилось 2 203-милли-метровьгх, 8 152-миллиметровых, 20 75-миллиметровых, 8 47-миллиметровых, 2 37-миллиметровые и 2 десантные пушки, а также 2 торпедных аппарата.

В 1904 г. английский адмирал Дж. Фишер был назначен первым морским лордом адмиралтейства. У него имелась обширная программа реформы всего британского флота. По его мнению, следовало начать с преобразования главной ударной силы флота — эскадренных броненосцев. Был создан корабль «Дредноут», опрокинувший все расчеты иностранных адмиралтейств и зачеркнувший значение предшественников. Одновременно с этим аннулировалось значение эскадренных крейсеров, но зато необходимость соответствия будущих кораблей новым дредноутам на этот раз была осознана сразу.

В 1905 г. профессор Массачусетской школы кораблестроения в США В. Ховгард подал идею по поводу того, какие задачи должен выполнять идеальный эскадренный крейсер будущего. Они сводились к следующему: быстрое сосредоточение и охват флангов противника в бою, навязывание боя и удержание боевого контакта с ним до подхода главных сил, преследование отступающего неприятеля, разведка боем, самостоятельные действия на дальних коммуникациях, поддержка легких крейсеров.

Ховгард считал, что будущий крейсер — это эскадренный броненосец по вооружению и бронированию, но увеличенный в размерах и имеющий большую скорость. Предсказанные им корабли появились только через 10 лет, но в 1905 г. английским кораблестроителям казалась невозможной мысль, что крейсер может быть крупнее броненосца. В связи с этим они избрали другую тактику: повышать скорость хода не за счет увеличения водоизмещения, а за счет снижения веса брони.

Практически все более или менее значительные морские державы время от времени пытались создать дредноуты. Среди них можно назвать Италию, в которой Витторио Куниберти разработал свой проект «идеального боевого корабля», Германию и Россию. Но лишь в Англии морские специалисты, конструкторы и кораблестроители смогли не только разработать конструкцию и план дредноута, но и воплотить его в металл.

С начала XX в. и до нашего времени, а также наверняка и впоследствии боевые корабли новой концепции называются и будут называться дредноутами. Но существовал и такой шанс, что родовое имя линейных кораблей могло бы стать и другим. Например, мичиганы.

В длинном ряду претендентов на дредноутское первенство американцы были, несомненно, одними из первых. Их проект линкоров нового типа завершили даже раньше английского родоначальника. Но подвела кораблестроительная отрасль. Если бы американские верфи могли столь же быстро строить корабли, как английские, то в США уже в 1907 г. имелось бы два дредноута против одного британского. Но когда американские корабли были заложены, «Дредноут» уже почти стоял в строю.

Но не только нерасторопность американцев виной тому, что их «Мичиган» и «Саут Кэролайна» не могут считаться настоящими дредноутами.

Линейный корабль «Саут Кэролайна» Линейный корабль «Саут Кэролайна»

Причина еще и в том, что они имели много недостатков, связанных с тем состоянием, в котором находился флот США в начале XX в. Имевшая уже достаточно развитую промышленность Америка закладывала серии броненосцев одну за другой, не только не дожидаясь результатов их испытаний, но даже иногда не успевая спустить корабли предыдущей серии на воду. В результате в 1906 г. основная масса уверено выходящего на вторую позицию в мире американского броненосного флота состояла из кораблей, построенных за прошедшие пять лет.

Личный состав военно-морских сил насчитывал уже примерно 40 000 человек, но у большинства из них не было опыта службы на новых больших кораблях. Еще хуже обстояло дело с командным составом. При бурном развитии морской техники часто капитаны просто не имели возможности поближе познакомиться с теми кораблями, которыми должны были командовать. Практический опыт участия в дальних походах и боевых действиях отсутствовал, и его приходилось заменять теорией.

В связи с этим в Ньюпорте открылся Военно-морской колледж, который играл очень важную роль в становлении американского флота. В научных исследованиях и военно-морских играх проверялись боевые качества будущих линкоров. Это оставило своеобразный след и на внешнем облике, и на «начинке» американских кораблей. Порой некоторые технические решения, выглядевшие очень остроумными на бумаге, не выдерживали проверки соленой океанской волной. Морские теоретики иногда забывали, что из орудий придется стрелять и в плохую погоду, а эщтажу корабля — жить и действовать на нем в течение долгого времени.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что американские Кврабли часто представляли собой поразительное сочетание удач-ных и не очень технических и конструктивных новшеств. В полной мере это можно отнести и к первым американским дредноу-В лице «Мичигана» современный линейный корабль впервые был наиболее рационально скомпонован — 4 башни главного калибра, по 2 в носу и корме, стрелявшие одна поверх другой. Это обеспечивало 8 орудий в бортовом залпе — столько же, сколько и на первых английских и немецких дредноутах, но при этом общее число пушек было меньше на 20% и 40% соответственно.

Столь очевидное решение все же оказалось далеко не бесспорным. Считалось, что при стрельбе дульные газы верхней башни сделают невозможным пребывание персонала в нижней. В связи с этим корабль мог лишиться преимущества линейно-возвышенного расположения: возможности стрелять по носу и корме из половины артиллерии. Выяснить, так это или нет, можно было только на практике. Для этого в 1907 г. на старом мониторе «Флорида» из башни удалили 12-дюймовое орудие и подняли его над ней так, чтобы дульный срез находился как раз посередине крыши. В качестве подопытных животных выступил мелкий домашний скот, а затем в башне засели наиболее смелые и горячие сторонники новой схемы. На этот раз новаторы не ошиблись: концентрация пороховых газов в нижней башне не достигла опасной концентрации. Но ведь до испытаний это являлось только предположенным, а постройка «Мичигана» и «Саут Кэролайны» уже вовсю шла, и при неудачном исходе изменить ничего уже было нельзя.

В дополнение ко всему, продолжало действовать решение конгресса США, ограничивавшее водоизмещение боевых кораблей 16000 т. Потому-то американцы и не смогли создать полноценный, настоящий дредноут. Если с бронированием и вооружением положение обстояло вполне прилично, то скоростью пришлось пожертвовать, удовлетворяя вздорные требования политиков. Мощность машинной установки по всем параметрам была меньше даже додредноутских броненосцев типа «Коннектикут». Более того, на них решили установить старомодные паровые машины вместо современных турбин. Парадная скорость в 18 с небольшим узлов сразу же сделала новые корабли совершенно неполноценными. Американцы впоследствии и не считали корабли типа «Мичиган» дредноутами, и в Первую мировую войну использовали их так же, как и остальные устаревшие броненосцы, — только для охраны конвоев.

Первым кораблем такого класса, построенным в Англии, стал «Инвисибл». Он уступал «Дредноуту» в водоизмещении (17 250 т против 22 000 т), но нес на борту почти такое же вооружение — 8 305-миллиметровых пушек против 10, развивал скорость 26 узлов против 22. Но, сравнивая броневую защиту двух кораблей, легко можно выявить цену таких достоинств. Там, где у «Дредноута» стояла 279-миллиметровая броня, у «Инвисибла» была только 152-миллиметровая.

По настоянию Фишера — первого морского лорда — после нескольких серий дредноутов, вооруженных 305-миллиметровыми пушками, заложили первый сверхдредноут «Орион», вооруженный 343-миллиметровыми пушками. Для новых линейных кораблей потребовались и новые линейные крейсера. Ими стали корабли типа «Лайон», вооруженные 343-миллиметровыми орудиями и развивавшие скорость 30—32 узла. В свое время они считались самыми крупными кораблями в мире. Но у них была слабая броневая защита.

В Германию просочились слухи об успехах Англии в области крейсеростроения. Поэтому спешно началась разработка новых проектов. В то время как англичане, стремясь создать легкий крейсер нового типа для обслуживания дредноутских эскадр, сосредоточили внимание на развитии бронепалубных крейсеров III ранга, немцы усиленно разрабатывали бронепалубные крейсера II ранга. Причина расхождений лежала в разном подходе тех и других к легкому крейсеру дредноутской эпохи.

Англичане щедро отпускали средства на финансирование проекта специального крейсера-разведчика, предназначенного только для обслуживания эскадры. Немцы же, исходя из собственных финансовых предпосылок, хотели создать универсальный легкий крейсер, способный выполнять несколько функций.

Взяв за основу весьма удачный бронепалубный крейсер II ранга «Газелле», немецкие кораблестроители поняли, что его водоизмещение 2 700 т мало для удачного совмещения нескольких противоречивых требований. Поэтому история развития германских легких крейсеров в 1905—1918 гг. — это цепь непрерывного увеличения водоизмещения, вызванного сначала желанием увеличить скорость хода, а позднее — необходимостью усилить бронирование и вооружение.

После крейсеров типа «Газелле» немцы приступили к выполнению большой программы строительства легких крейсеров, которые получили названия немецких городов. Первыми из них стали семь крейсеров типа «Гамбург», спущенных на воду в 1904-1907 гг. («Гамбург», «Берлин», «Бремен», «Любек», «Мюнхен», «Данциг» и «Лейпцип»).

Легкий крейсер «Гамбург» Легкий крейсер «Гамбург»

Крейсер «Гамбург» имел водоизмещение 3 200 т, мощность паровых машин тройного расширения 10 746 л. с., скорость хода 22,1 узла. Размерения судна были следующими: длина между перпендикулярами 111м, ширина 13,3 м, среднее углубление 5 м. Бронирование: палуба 51 мм. Его вооружение состояло из 10 105-миллиметровых орудий, 1 7-фунтовой пушки, 2 торпедных аппаратов.

Кроме Англии и Германии, завершить постройку линейных крейсеров до того, как началась Первая мировая война, удалось только одной стране — Японии.

Быстрое совершенствование паротурбинной установки положило конец разделению линейных крейсеров и линейных кораблей. Слившись воедино, они породили линкоры Второй мировой войны, по вооружению и бронированию превосходящие сверхдредноуты, а по скорости — прежние линейные крейсера.

25 сентября 1938 г. вступил в строй первый крейсер советской постройки «Киров».

Крейсер «Киров» Крейсер «Киров»

В то время он являлся самым совершенным кораблем нашего Военно-Морского Флота. У него было водоизмещение 9 436 т, энергетическая установка мощностью 113 000 л. с., скорость хода 36 узлов. Размерения крейсера: длина 191 м, ширина 17,7 м, средняя осадка при полном водоизмещении 6,15 м, высота борта на миделе 10,1 м. Дальность плавания 18-узловым экономическим ходом при полном запасе топлива — 3 750 миль. Вооружение состояло из 3 трехорудийных 180-миллиметровых башенных установок Мк-3-180, 6 45-миллиметровых полуавтоматических зенитных орудий 21-К, 2 трехтрубных торпедных аппаратов калибра 533 мм, 2 бомбосбрасывателей, запаса 66 глубинных бомб, на палубе было 100 мин заграждения КБ и 2 гидросамолета-разведчика КОР-1 (Бе-2), а также катапульта. Имели броню борт и палуба (50 мм), боевая рубка (150 мм). Экипаж крейсера состоял из 724 человек.

Однако уже в ходе строительства, а потом и испытаний головного крейсера выявились его недостатки. 180-миллиметровые орудия главного калибра, имеющие превосходные баллистические характеристики и размещенные в трехорудийных башнях, монтировались на единой качающейся части (люльке) и едином механизме вертикальной наводки, при повреждении которого все 3 орудия сразу выходили из строя. Недостаточным было количество орудий зенитной артиллерии, да и располагались они неудачно. Кроме этого, слабоватым оказалось бронирование.

Дальность плавания, достаточная для Балтики и Черного моря, была мала для Северных и Дальневосточных морских коммуникаций. Все эти недостатки объяснялись не только отсутствием необходимого опыта у конструкторов, но и жесткими ограничениями по водоизмещению и размерениям корабля — приходилось для обеспечения мощного главного калибра и высокой скорости жертвовать другими элементами.

В первый день Великой Отечественной войны орудия крейсера «Киров» открыли огонь по фашистским самолетам, налетевшим на Ригу. Немного позже целый месяц его могучие орудия громили танковые соединения и автоколонны противника, разрушали переправы, отражали воздушные налеты. А когда был получен приказ об эвакуации жителей Таллина, именно «Киров» возглавил группу из 11 кораблей для артиллерийского прикрытия. Начался легендарный переход из Таллина в Кронштадт. Днем 29 августа отряд прибыл в пункт назначения, и с 4 сентября 1941 г., когда враг вышел на ближние подступы к Ленинграду, и до его разгрома в январе 1944 г. не умолкали орудия крейсера «Киров». Последние залпы он произвел по вражеским войскам 15 января 1944 г., занимая позицию на Неве напротив «Медного всадника».

Дальнейшее развитие кораблей такого класса остановилось в связи с принятием Вашингтонского морского соглашения 1922 г. Ведущие морские державы усиленно занялись постройкой тяжелых крейсеров. И только в 1930 г. появился интерес к постройке легких крейсеров. До этого момента их разработкой занимались преимущественно второстепенные державы — Голландия и Испания, а также побежденная в Первой мировой войне Германия, которая не участвовала в подписании договора.

Германия имела право на постройку шести легких крейсеров, первым из которых стал «Эмден» — очень заурядный корабль, вошедший в строй в 1925 г. и мало чем отличавшийся от крейсеров Первой мировой войны.

Легкий крейсер «Эмден» Легкий крейсер «Эмден»

Его водоизмещение было равно 5 600 т, он имел 2 гребных винта, 2 мощных турбозубча-тых агрегата в 46 000 л. с., скорость хода 29 узлов, дальность плавания 18-узловым ходом 5 300 миль. Размерения корабля были следующие: наибольшая длина 152,5 м, ширина 14,3 м, среднее углубление 5,35 м. Бронирование: пояс (65—102 мм), башни (51 мм), боевая рубка (76 мм). Вооружение «Эмдена» состояло из 8 150-миллиметровых орудий, 3 88-миллиметровых зениток, 4 37-миллиметровых зениток, 4 торпедных аппаратов.

Через некоторое время вошли в строй еще три крейсера типа «Карлсруэ» — первые в истории немецкого флота корабли с трехорудийными башнями и комбинированными силовыми установками.

Легкий крейсер «Карлсруэ» Легкий крейсер «Карлсруэ»

Данный крейсер был спущен на воду в 1927 г. Имел водоизмещение 6 650 т, 2 гребных винта, 2 турбозубчатых агрегата мощностью 68000 л.с., дизеля экономичного хода мощностью 1800 л.с., скорость хода 32 узла. Размерения судна следующие: наибольшая длина 174 м, ширина 15,1 м, среднее углубление 5,5 м. Бронирование: пояс (76-102 мм), башни (76 мм), боевая рубка (76 мм). Вооружение состояло из 9 150-миллиметровых орудий, 6 88-миллиметровых, 8 37-миллиметровых зениток, 12 торпедных аппаратов, 2 самолетов.

Не оправданная военной необходимостью атомная бомбардировка двух японских городов — Хиросимы и Нагасаки, которую произвели США на последнем этапе Второй мировой войны, продемонстрировала миру оружие небывалой, невиданной мощности. И это вызвало большую растерянность, почти панику, среди военных теоретиков и правительственных кругов ведущих морс-ких держав. Это усугублялось преднамеренно раздуваемой пропагандой американских вояк, которые считали себя монопольными обладателями атомной бомбы и поэтому расхваливали ее и атомные бомбардировщики как некое «абсолютное» оружие, перечеркнувшее боевую ценность сухопутных армий и морских флотов. В связи с этим на протяжении первых 10 послевоенных лет постройка новых кораблей в большинстве стран временно прекратилась.

Только в начале 50-х гг. на верфях США стали закладываться новейшие корабли — авианосцы.

Авианосец Авианосец

Они могли нести бомбардировщики с ядерным оружием на борту. Но такие громадины, начиненные авиационным горючим и боеприпасами, оказались легкой добычей для любого оружия — торпед, авиабомб, артиллерии. Естественно, что выпускать их в океан без надежного противолодочного и противовоздушного прикрытия было бы глупо. Поэтому костяком флота сделали группы, состоящие из ударных авианосцев и сопровождающих их кораблей, которые могли бы защитить их от подводных и надводных судов, а также от самолетов противника.

Такая ориентация флота на ударные авианосцы оказала решающее влияние на развитие других классов надводных кораблей, и не в последнюю очередь крейсеров.





Авиация и космонавтика, вооружения, hi-tech, открытия, концепции и изобретения...

Наука, техника, изобретения © 2009-